28 января 2022, пятница
Областные новости
27.01.2022
Всероссийская акция «Блокадный хлеб», посвящённая событиям блокадного Ленинграда времен Великой Отечественной войны 1941-1945 года, состоится в Пензенской области в третий раз. Впервые акции по раздаче «блокадного хлеба» состоялись в 2020 году.
27.01.2022
В среду, 26 января 2022 года состоялась рабочая встреча Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Пензенской области Михаила Лисина и прокурора Лунинского района Николая Бобкова с представителями делового сообщества муниципального образования.

Яндекс.Погода

Край родной

28.01.2021

История земли родной забвению не подлежит, или где родился, там и сгодился

В одном из последних номеров «Нашей газеты» за 2020 год был опубликован материал о замечательных, неравнодушных людях из села Мастиновка, которые своим трудом и на свои средства возвели на местном кладбище мемориал Памяти о не вернувшихся с войны односельчанах. 
Мы обещали продолжить эту историю, а заодно  попытаться понять, почему для одних людей так важно сохранять историю о земле, которая их выкормила, память о корнях своего рода и о тех, с кем не имели родства, но чьи имена свято хранятся на мемориальных плитах. И почему другие в потоке быстротечного времени, стремясь за сиюминутными благостями, карьерой и прочей житейской мишурой, не могут вспомнить даже фамилию своих дедов и прадедов, не говоря уже о том, чтобы посетить могилку и принести к ней цветы. Почему для одних возрождение родного села становится смыслом жизни, а другие, спешно заколачивая окна, а то и попросту бросая дома, устремляются в «большой свет», предавая забвению и бурьяну родные стены, взрастившие их?  
Дед Михаил
Своё повествование начнём  рассказом о семье главного инициатора благого дела, начатого в Мастиновке, Бориса Портнова, а именно с его деда –  Михаила Александровича Портнова.
Уроженец села, Михаил Александрович родился в 1897 году. Был призван на фронт по мобилизации вместе с земляками через год после начала Первой мировой войны и направлен в Красное село под Санкт-Петербург. Там располагался ещё со времён царя Николая I самый крупный в России учебный центр по подготовке новобранцев-рекрутов. В 1820 году в городке учебного центра была создана Императорская военная школа (полевая академия), где готовились офицерские и унтер-офицерские кадры для Действующей армии. Отсюда после окончания обучения они отправлялись на все фронты почти постоянно воевавшей в тот период России. Учился, служил и воевал Михаил честно и достойно, был удостоен благодарностей командиров и солдатских медалей.  А служить и выжить ему помогало одно очень важное, на наш взгляд, обстоятельство.
Так сложилось, что за год до начала Первой мировой войны в Мастиновке случился крупный пожар – от удара молнии вспыхнула и сгорела сельская деревянная церковь Александра Невского. Спасти от пожара удалось совсем немного церковной утвари. К великой радости верующих была спасена одна из наиболее ценных реликвий – икона Спасителя.  Позже каким-то образом икона оказалась в семье Михаила: предполагали, что её принесла в семью невестка, с которой он венчался перед уходом на фронт. Но кто икону вынес из огня, доподлинно установить не удалось, а невестка долго молчала. С самого освящения и до пожара икона постоянно находилась в храме, перед ней крестились, венчались и молились поколения односельчан. С ней крестили Михаила, а потом благословляли на брак с односельчанкой, черноволосой красавицей Ксенией. С иконой его отправляли и на фронт.
И надо же было тому случиться, что по прибытии к месту назначения в Красное село Михаил увидел подобную икону Спасителя в местной церкви, да и сам храм, куда регулярно по праздникам отпускали верующих солдат, также носил славное имя Александра Невского. Об этих чудесах совпадения Михаил, глядя на икону, с восторгом рассказывал своей жене после возвращения с фронта, а она загадочно улыбалась. 
Как следствие народных волнений в России свершилась революция, к власти в стране пришли большевики. Время наступило смутное, тревожное и для большинства крестьянских новобранцев малопонятное. В 1919 году батальону Михаила под руководством уже новых «красных» командиров из народа пришлось участвовать в отражении наступления со стороны Финляндии белогвардейских частей под командованием генерала Юденича.
Наступление белогвардейцев было успешно отбито, а на базе учебного центра в Красном селе были образованы краткосрочные курсы подготовки красных командиров. Михаилу, по его рассказам, тоже предоставлялась возможность поступить на эти курсы (был он стройный, ладный и сообразительный), но помешали разные обстоятельства: то ли недостаток образования (всего-то церковно-приходская школа), то ли нерешительность, а скорее всего оставшаяся в деревне у родителей молодая жена и сын Василёк, которому было всего 4 года. Рассказывают, что Михаил потом очень жалел, что не стал «красным командиром», но обещал жене и родителям обязательно воплотить свою офицерскую мечту в будущих детях и внуках.
После демобилизации, а скорее – добровольного самороспуска царской армии, Михаил вернулся в родное село. Встречали его с той же самой уцелевшей от пожара иконой, которую принесла в дом невестка. Кстати, икона Спасителя, сыгравшая такую важную роль в судьбе Михаила, по нашей информации, до сих пор хранится в семье его прямых наследников как драгоценная реликвия. По заявлению потомков она будет храниться до тех пор, пока в Мастиновке не появится новый Храм Александра Невского вместо сгоревшего (или часовня в память о не вернувшихся с фронта воинах), куда её и предполагается торжественно передать. Скажем сразу, что икона проста в изготовлении, без каких-либо драгоценных камней и украшений, и не может представлять ценностного интереса для возможных «коллекционеров церковного антиквариата».
Но вернёмся к нашей истории. Вскоре после революции в семье Михаила и Ксении после первенца Васеньки родилось ещё четверо детей (все они к безмерной печали родителей погибли и умерли в войну и сразу после войны, не успев оставить после себя наследников): два сына – Борис и Павел и две дочки  -Полина и Зиночка. 
Сын Василий
Рано ушёл из жизни и дед Михаил, не забыв главную мечту: завещал осуществить её старшему сыну Василию. Сын подрос, возмужал, от дядьки Егора научился классно скакать на коне, играть на гармошке и пользовался вниманием местных красавиц. Но, чтобы выполнить пожелание отца, для начала Василию надо было пройти срочную службу. В соответствии с полученными в деревне знаниями и навыками в 1937 году он был призван в армию и Бессоновским военкоматом направлен в пограничные войска СССР на Дальний Восток.  Служба шла хорошо, Василий был выносливым и сообразительным бойцом. Но  обстоятельства помешали ему стать офицером. 
22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Через несколько месяцев после её начала Ленинград со всеми оборонявшими его соединениями, частями и жителями оказался в плотной фашистской блокаде. Василий, как и все фронтовики, не любил рассказывать сыну о том страшном времени, голоде, холоде и неопределённости обстановки. Говорил только, что помогала ему выстоять вера в победу и зашитая матерью в бельё записка с молитвой, а выручала, как всегда, крестьянская закалка, выносливость и находчивость. Говорил и об иконе, которая оставалась дома в Мастиновке. 
Сын Борис
После возвращения с войны Василий узнал, что в 41-ом погиб родной брат Борис. Борис учился в школе хорошо. Учитывая его физические данные и уровень грамотности, после краткосрочной общей подготовки был направлен на военные фельдшерские курсы. После окончания курсов – в медсанбат 82-ой стрелковой дивизии. Вот здесь под Звенигородом и встретил свой последний бой уроженец Бессоновского района рядовой фельдшер Борис Михайлович Портнов. Он погиб 1 декабря 1941-го года за четыре дня до начала нашего контрнаступления. Похоронен у Вечного огня в братской могиле в самом центре старинного подмосковного города, а у родного погоста в Мастиновке увековечен на гранитных плитах вместе с 87-ю земляками, также не вернувшимися домой с войны. Теперь они известны всем, и знают, как и вернувшиеся с войны живыми их земляки, что мы фашизм победили и дошли до Берлина. Безмерное им спасибо и вечная память! 
Сын Павел
Но война продолжалась. И самый младший из братьев Портновых – Павел 1925 года рождения, тоже успел повоевать. Несмотря на то, что два его брата уже сражались с фашистами, и один из них к тому времени погиб под Москвой, Павла в 18 лет призвали в Действующую армию, когда она освобождала Курск, Орёл, белорусские и польские города. Пройдя краткосрочные курсы шофёров, он до конца войны подвозил боеприпасы для легендарных «Катюш».  За мужество и героизм в Берлинской операции Павел Михайлович был награждён высшим солдатским орденом Славы III-ей степени. Демобилизован сержантом в 1946 году, прожил недолго, сказались слабое здоровье, контузии и полученные на фронте болезни. Следом от голода и болезней ушли из жизни и две его сестры Полина и Зиночка.
Успешная карьера 
Военная карьера старшего брата Василия тем временем складывалась неплохо. Он остался на сверхсрочную, дослужился до офицерской должности заместителя начальника пограничной заставы войск НКВД СССР на бывшей финской территории в районе г. Выборга. Но в Мастиновке оставались пережившая страшное горе мать Ксения Фёдоровна и дядя Егор в соседнем доме, который тоже потерял всех своих близких. В гарнизон чередой пошли письма матери и дяди с мольбой срочно возвращаться домой и взять на себя крестьянское хозяйство. Пришлось Василию оставить свою мечту стать офицером, снова подчиниться просьбам старших и, несмотря на прекрасные перспективы службы, вернуться в разрушенное войной крестьянское хозяйство. Работал, как и все фронтовики, в поле рядовым колхозником, затем был назначен в Грабовскую объединённую МТС, которая обеспечивала тракторами, комбайнами и другой сельскохозяйственной техникой колхозы Бессоновки и других населённых пунктов района. Позже долго работал секретарём партийной организации Мастиновки, входил в руководство прославленного луководческого бессоновского колхоза «Парижская коммуна». Когда село временно включили в административный состав г. Заречный, работал с директором основного предприятия города. Похоронен на родной земле.
Внук воплотил мечту
А как же мечта нашего героя  – деда Михаила Александровича? Заступился за семью Портновых Всевышний, нетленная икона которого больше ста лет назад была вынесена из горевшего Храма Александра Невского в Мастиновке простой деревенской девушкой Ксенией. Заступился за семью и незримо помог её будущему мужу Михаилу осуществить семейную мечту – офицером стал их единственный внук. И когда родился сын выжившего после страшной войны Василия, в семье не было вопросов в выборе для него имени. Бабушка Ксения сразу без каких-либо возражений назвала его Борисом в память о погибшем под Москвой сыне, рядовом фельдшере, и пожелала, чтобы внук обязательно стал офицером и военным врачом. И внук выполнил пожелания бабушки ещё при её жизни. Он стал офицером, но только не врачом, а военным дипломатом. Вместе с единственной и надёжной супругой Валечкой он подарил бабушке много внуков, правнуков и правнучку, одна из которых – врач-терапевт. Но для этого ему пришлось окончить Ульяновское гвардейское танковое училище, а в перерывах между службой в военных гарнизонах и европейских столицах получить ещё дипломы академии бронетанковых войск, дипломатической академии и академии Генерального штаба…
Внимательный читатель понял, что речь идёт об уже известном Борисе Васильевиче Портнове. Именно он, несмотря на своё высокое положение  (бывший военный атташе) и проживание в Москве, всеми помыслами и порывами души радеет о родной Мастиновке, о том, чтобы здесь вновь закипела жизнь: ходил транспорт, были сделаны дороги, рождались дети. И чтобы стояла она – та самая церковь Александра Невского, над воссозданием которой сейчас хлопочут наши мастиновские энтузиасты, с чудотворной иконой Спасителя – символом возрождения...

В одном из последних номеров «Нашей газеты» за 2020 год был опубликован материал о замечательных, неравнодушных людях из села Мастиновка, которые своим трудом и на свои средства возвели на местном кладбище мемориал Памяти о не вернувшихся с войны односельчанах. 

Мы обещали продолжить эту историю, а заодно  попытаться понять, почему для одних людей так важно сохранять историю о земле, которая их выкормила, память о корнях своего рода и о тех, с кем не имели родства, но чьи имена свято хранятся на мемориальных плитах. И почему другие в потоке быстротечного времени, стремясь за сиюминутными благостями, карьерой и прочей житейской мишурой, не могут вспомнить даже фамилию своих дедов и прадедов, не говоря уже о том, чтобы посетить могилку и принести к ней цветы. Почему для одних возрождение родного села становится смыслом жизни, а другие, спешно заколачивая окна, а то и попросту бросая дома, устремляются в «большой свет», предавая забвению и бурьяну родные стены, взрастившие их?  

Дед Михаил

Своё повествование начнём  рассказом о семье главного инициатора благого дела, начатого в Мастиновке, Бориса Портнова, а именно с его деда –  Михаила Александровича Портнова.

Уроженец села, Михаил Александрович родился в 1897 году. Был призван на фронт по мобилизации вместе с земляками через год после начала Первой мировой войны и направлен в Красное село под Санкт-Петербург. Там располагался ещё со времён царя Николая I самый крупный в России учебный центр по подготовке новобранцев-рекрутов. В 1820 году в городке учебного центра была создана Императорская военная школа (полевая академия), где готовились офицерские и унтер-офицерские кадры для Действующей армии. Отсюда после окончания обучения они отправлялись на все фронты почти постоянно воевавшей в тот период России. Учился, служил и воевал Михаил честно и достойно, был удостоен благодарностей командиров и солдатских медалей.  А служить и выжить ему помогало одно очень важное, на наш взгляд, обстоятельство.

Так сложилось, что за год до начала Первой мировой войны в Мастиновке случился крупный пожар – от удара молнии вспыхнула и сгорела сельская деревянная церковь Александра Невского. Спасти от пожара удалось совсем немного церковной утвари. К великой радости верующих была спасена одна из наиболее ценных реликвий – икона Спасителя.  Позже каким-то образом икона оказалась в семье Михаила: предполагали, что её принесла в семью невестка, с которой он венчался перед уходом на фронт. Но кто икону вынес из огня, доподлинно установить не удалось, а невестка долго молчала. С самого освящения и до пожара икона постоянно находилась в храме, перед ней крестились, венчались и молились поколения односельчан. С ней крестили Михаила, а потом благословляли на брак с односельчанкой, черноволосой красавицей Ксенией. С иконой его отправляли и на фронт.

И надо же было тому случиться, что по прибытии к месту назначения в Красное село Михаил увидел подобную икону Спасителя в местной церкви, да и сам храм, куда регулярно по праздникам отпускали верующих солдат, также носил славное имя Александра Невского. Об этих чудесах совпадения Михаил, глядя на икону, с восторгом рассказывал своей жене после возвращения с фронта, а она загадочно улыбалась. 

Как следствие народных волнений в России свершилась революция, к власти в стране пришли большевики. Время наступило смутное, тревожное и для большинства крестьянских новобранцев малопонятное. В 1919 году батальону Михаила под руководством уже новых «красных» командиров из народа пришлось участвовать в отражении наступления со стороны Финляндии белогвардейских частей под командованием генерала Юденича.

Наступление белогвардейцев было успешно отбито, а на базе учебного центра в Красном селе были образованы краткосрочные курсы подготовки красных командиров. Михаилу, по его рассказам, тоже предоставлялась возможность поступить на эти курсы (был он стройный, ладный и сообразительный), но помешали разные обстоятельства: то ли недостаток образования (всего-то церковно-приходская школа), то ли нерешительность, а скорее всего оставшаяся в деревне у родителей молодая жена и сын Василёк, которому было всего 4 года. Рассказывают, что Михаил потом очень жалел, что не стал «красным командиром», но обещал жене и родителям обязательно воплотить свою офицерскую мечту в будущих детях и внуках.

После демобилизации, а скорее – добровольного самороспуска царской армии, Михаил вернулся в родное село. Встречали его с той же самой уцелевшей от пожара иконой, которую принесла в дом невестка. Кстати, икона Спасителя, сыгравшая такую важную роль в судьбе Михаила, по нашей информации, до сих пор хранится в семье его прямых наследников как драгоценная реликвия. По заявлению потомков она будет храниться до тех пор, пока в Мастиновке не появится новый Храм Александра Невского вместо сгоревшего (или часовня в память о не вернувшихся с фронта воинах), куда её и предполагается торжественно передать. Скажем сразу, что икона проста в изготовлении, без каких-либо драгоценных камней и украшений, и не может представлять ценностного интереса для возможных «коллекционеров церковного антиквариата».

Но вернёмся к нашей истории. Вскоре после революции в семье Михаила и Ксении после первенца Васеньки родилось ещё четверо детей (все они к безмерной печали родителей погибли и умерли в войну и сразу после войны, не успев оставить после себя наследников): два сына – Борис и Павел и две дочки  -Полина и Зиночка. 

Сын Василий

Рано ушёл из жизни и дед Михаил, не забыв главную мечту: завещал осуществить её старшему сыну Василию. Сын подрос, возмужал, от дядьки Егора научился классно скакать на коне, играть на гармошке и пользовался вниманием местных красавиц. Но, чтобы выполнить пожелание отца, для начала Василию надо было пройти срочную службу. В соответствии с полученными в деревне знаниями и навыками в 1937 году он был призван в армию и Бессоновским военкоматом направлен в пограничные войска СССР на Дальний Восток.  Служба шла хорошо, Василий был выносливым и сообразительным бойцом. Но  обстоятельства помешали ему стать офицером. 

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Через несколько месяцев после её начала Ленинград со всеми оборонявшими его соединениями, частями и жителями оказался в плотной фашистской блокаде. Василий, как и все фронтовики, не любил рассказывать сыну о том страшном времени, голоде, холоде и неопределённости обстановки. Говорил только, что помогала ему выстоять вера в победу и зашитая матерью в бельё записка с молитвой, а выручала, как всегда, крестьянская закалка, выносливость и находчивость. Говорил и об иконе, которая оставалась дома в Мастиновке. 

Сын Борис

После возвращения с войны Василий узнал, что в 41-ом погиб родной брат Борис. Борис учился в школе хорошо. Учитывая его физические данные и уровень грамотности, после краткосрочной общей подготовки был направлен на военные фельдшерские курсы. После окончания курсов – в медсанбат 82-ой стрелковой дивизии. Вот здесь под Звенигородом и встретил свой последний бой уроженец Бессоновского района рядовой фельдшер Борис Михайлович Портнов. Он погиб 1 декабря 1941-го года за четыре дня до начала нашего контрнаступления. Похоронен у Вечного огня в братской могиле в самом центре старинного подмосковного города, а у родного погоста в Мастиновке увековечен на гранитных плитах вместе с 87-ю земляками, также не вернувшимися домой с войны. Теперь они известны всем, и знают, как и вернувшиеся с войны живыми их земляки, что мы фашизм победили и дошли до Берлина. Безмерное им спасибо и вечная память! 

Сын Павел

Но война продолжалась. И самый младший из братьев Портновых – Павел 1925 года рождения, тоже успел повоевать. Несмотря на то, что два его брата уже сражались с фашистами, и один из них к тому времени погиб под Москвой, Павла в 18 лет призвали в Действующую армию, когда она освобождала Курск, Орёл, белорусские и польские города. Пройдя краткосрочные курсы шофёров, он до конца войны подвозил боеприпасы для легендарных «Катюш».  За мужество и героизм в Берлинской операции Павел Михайлович был награждён высшим солдатским орденом Славы III-ей степени. Демобилизован сержантом в 1946 году, прожил недолго, сказались слабое здоровье, контузии и полученные на фронте болезни. Следом от голода и болезней ушли из жизни и две его сестры Полина и Зиночка.

Успешная карьера 

Военная карьера старшего брата Василия тем временем складывалась неплохо. Он остался на сверхсрочную, дослужился до офицерской должности заместителя начальника пограничной заставы войск НКВД СССР на бывшей финской территории в районе г. Выборга. Но в Мастиновке оставались пережившая страшное горе мать Ксения Фёдоровна и дядя Егор в соседнем доме, который тоже потерял всех своих близких. В гарнизон чередой пошли письма матери и дяди с мольбой срочно возвращаться домой и взять на себя крестьянское хозяйство. Пришлось Василию оставить свою мечту стать офицером, снова подчиниться просьбам старших и, несмотря на прекрасные перспективы службы, вернуться в разрушенное войной крестьянское хозяйство. Работал, как и все фронтовики, в поле рядовым колхозником, затем был назначен в Грабовскую объединённую МТС, которая обеспечивала тракторами, комбайнами и другой сельскохозяйственной техникой колхозы Бессоновки и других населённых пунктов района. Позже долго работал секретарём партийной организации Мастиновки, входил в руководство прославленного луководческого бессоновского колхоза «Парижская коммуна». Когда село временно включили в административный состав г. Заречный, работал с директором основного предприятия города. Похоронен на родной земле.

Внук воплотил мечту

А как же мечта нашего героя  – деда Михаила Александровича? Заступился за семью Портновых Всевышний, нетленная икона которого больше ста лет назад была вынесена из горевшего Храма Александра Невского в Мастиновке простой деревенской девушкой Ксенией. Заступился за семью и незримо помог её будущему мужу Михаилу осуществить семейную мечту – офицером стал их единственный внук. И когда родился сын выжившего после страшной войны Василия, в семье не было вопросов в выборе для него имени. Бабушка Ксения сразу без каких-либо возражений назвала его Борисом в память о погибшем под Москвой сыне, рядовом фельдшере, и пожелала, чтобы внук обязательно стал офицером и военным врачом. И внук выполнил пожелания бабушки ещё при её жизни. Он стал офицером, но только не врачом, а военным дипломатом. Вместе с единственной и надёжной супругой Валечкой он подарил бабушке много внуков, правнуков и правнучку, одна из которых – врач-терапевт. Но для этого ему пришлось окончить Ульяновское гвардейское танковое училище, а в перерывах между службой в военных гарнизонах и европейских столицах получить ещё дипломы академии бронетанковых войск, дипломатической академии и академии Генерального штаба…

Внимательный читатель понял, что речь идёт об уже известном Борисе Васильевиче Портнове. Именно он, несмотря на своё высокое положение  (бывший военный атташе) и проживание в Москве, всеми помыслами и порывами души радеет о родной Мастиновке, о том, чтобы здесь вновь закипела жизнь: ходил транспорт, были сделаны дороги, рождались дети. И чтобы стояла она – та самая церковь Александра Невского, над воссозданием которой сейчас хлопочут наши мастиновские энтузиасты, с чудотворной иконой Спасителя – символом возрождения...


Оставить комментарий