12 июля 2020,
Областные новости
10.07.2020
Соответствующие изменения внесены в постановление Правительства Пензенской области от 03.04.2020 №201.
10.07.2020
По официальной информации мониторинга потребительских цен субъектов Приволжского федерального округа в Пензенской области зафиксированы минимальные потребительские цены на ряд продуктов.

Яндекс.Погода

Социальная сфера

25.06.2020

«Мой отец дошёл до Берлина»

22 июня 1941 года – день, когда фашистская Германия вероломно, без объявления войны напала на Советский Союз. До зубов вооружённый враг, имеющий большое количественное превосходство, накопивший двухлетний опыт войны в Европе, рвался к Москве. А 24 июня 1945 года в Москве прошёл официальный парад победителей в Великой Отечественной войне: в этот день гвардейские части СССР прошли торжественным маршем по Красной Площади, бросили флаги и штандарты поверженного врага к Мавзолею. Поэтому именно дату 24 июня Президент России обозначил для проведения Парада, посвящённого 75-летию Великой Победы и перенесённого с 9 Мая из-за сложной эпидемиологической ситуации. В Пензенской области из-за режима повышенной готовности Парад Победы будет проведён позже, как отметил губернатор, «ради сохранения здоровья людей».
Не каждому солдату удавалось пройти весь военный путь – от призывного пункта до Рейхстага. Но были и такие. Среди них – наш земляк, уроженец села Блохино Михаил Иванович Барышников. Его сын Александр Михайлович поделился своими воспоминаниями об отце.
На войну уехал на тракторе
Когда началась война, Александру было 6 лет. Он хорошо помнит, что его отец работал трактористом. И его с МТС  (машинно-тракторной станции)  забрали в Селиксу разгружать военные эшелоны. Тяжёлое было время, с продуктами питания было очень сложно. Новобранцы частенько сидели голодными. 
– Отец  отработал там 3 месяца на тракторе. После этого  его  отправили на фронт  под Москву. Зима была в тот год холодная, и отец обморозил себе ноги, обуви-то не было: кто – в ботинках, кто – в обмотках. Спустили отмороженных и больных солдатиков в метро, где был оборудован госпиталь, в то время фашисты уже бомбили Москву. Отец там пролежал какое-то время, их там подлечили.  Познакомился  он за  это время со старшим  лейтенантом, москвичом, которой после выписки несколько человек привёл к себе домой, накормил, отдал им тёплые вещи, – рассказывает Александр Михайлович. 
Он видел, как горела Волга
А дальше последовала служба в Резерве главного командования (РГКа).
– Если говорить по-простому, эти части бросали туда, где туго, или  где намечается прорыв. Какое-то  время отец ещё воевал под Москвой. Но потом его часть перебросили в самое пекло, – со слезами и дрожью в голосе вспоминает рассказы своего отца Александр Барышников.
Боец Красной Армии  Михаил Барышников попал в Сталинград. 
Огонь фашисты вели шквальный, здесь Михаил получил  ранение в ногу. 
– Обработали рану ему медбратья на месте боя. Посадили на стул, налили спирту, он выпил, начали обрабатывать, сначала не больно было, а  потом как  зажгло! А медбрат держал отца за плечи, чтобы не упал от боли, видимо, пуля прошла навылет. Забинтовали рану и отправили в подвал отлёживаться.  Приносили раненым только воду, еды не было. 
Через три дня в тёмный  подвал зашёл  с фонариком офицер со словами: «Кто может держать оружие, выползайте», и отец  пополз, –  продолжает рассказ Александр Михайлович.
Бои  тогда велись в  районе тракторного завода  за каждый остов дома, за каждый подъезд и этаж. Вот в таком пекле воевал наш земляк.
Видел солдат Барышников, как горела Волга. Это зрелище он запомнил на всю жизнь. После того, как  были подорваны цеха и склады с горюче-смазочными материалами, всё это полилось в реку, и огонь пылал там несколько дней.
– Про дом Павлова отец тоже рассказывал. Мужики после войны спрашивали, почему, мол, павловцы – герои, а ты не герой?  На что отец всегда с улыбкой отвечал: «Мы просто рядовые Победы!»
Дом Павлова был наблюдательным пунктом, для корректировщиков огня. Из-за Волги по их корректировкам вели огонь «Катюши». В пригороде  Сталинграда перед войной  был отстроен завод, фашистов там собралось очень много. С другого берега «Катюша» как ахнула, и  завод, где были  4-этажные кирпичные корпуса, конюшни, наши войска сравняли с землёй. Немцев там погибло много, – говорит Александр Барышников. 
Закончилась Сталинградская эпопея, и отца Александра Барышникова перекинули на Западный фронт.
Приказы не обсуждают
Прошли бойцы Красной Армии  к Варшаве,  которая была сильно укреплена немцами. Поляки готовили восстание и хотели, чтобы Красная Армия поддержала их. 
–  Мой отец вспоминал, что ночью  приехали поляки, и их стали выводить из уже обжитых окопов в тыл, на 12 километров. Было решено, что Варшаву будут брать поляки.  Но уже на второй день отец слышал многочасовую стрельбу, восстание поляков было подавлено.
И опять ночью подъехали машины, всем солдатам раздали формы польского войска. Поначалу все возмутились, но им сказали, что это приказ, и его никто обсуждать не будет, – рассказывает Александр Михайлович.
Войдя в Варшаву, увидели страшную картину:  улицы были  усеяны убитыми восставшими поляками.
До границы с Германией так и шли, молча, в польской форме, и только когда оказались на земле Германии, вновь был приказ – надеть форму бойцов Красной Армии.
«А мы из Пензы»
Пришлось повоевать Михаилу Барышникову на знаменитых Зиеловских высотах. Когда начался штурм Берлина, его вместе с однополчанами перекинули на юг Германии. Там они должны были «встретить» танки, которые рвались на подмогу в Берлин. Ни один танк не сдался без боя.
Несколько дней было это противостояние.
Все уже знали, что подписан Пакт о капитуляции, но воевали.
К Рейхстагу их привели уже после того, как танковую бригаду  уничтожили, и вот там он и увидел надпись «А мы из Пензы».  Понял: земляки тоже здесь побывали. Рядом с ним всю войну не было земляков.
После войны сеял и убирал хлеб
После войны Михаил Иванович  продолжил работать трактористом в родном колхозе. В  поле всю жизнь – то на тракторе, то на комбайне.  Был он хорошим механизатором, за советом  к нему часто обращались, и он никому никогда не отказывал в помощи.  Был передовиком производства, о нём даже в начале 50-х годов писала областная газета, и фотография там была. 
Пройдя всю войну, до конца жизни (а умер Михаил Иванович в возрасте 84 лет) он оставался скромным, добрым и работящим человеком.
Только на праздник 9 Мая он надевал свои награды «За оборону Сталинграда», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина».

22 июня 1941 года – день, когда фашистская Германия вероломно, без объявления войны напала на Советский Союз. До зубов вооружённый враг, имеющий большое количественное превосходство, накопивший двухлетний опыт войны в Европе, рвался к Москве. А 24 июня 1945 года в Москве прошёл официальный парад победителей в Великой Отечественной войне: в этот день гвардейские части СССР прошли торжественным маршем по Красной Площади, бросили флаги и штандарты поверженного врага к Мавзолею. Поэтому именно дату 24 июня Президент России обозначил для проведения Парада, посвящённого 75-летию Великой Победы и перенесённого с 9 Мая из-за сложной эпидемиологической ситуации. В Пензенской области из-за режима повышенной готовности Парад Победы будет проведён позже, как отметил губернатор, «ради сохранения здоровья людей».

Не каждому солдату удавалось пройти весь военный путь – от призывного пункта до Рейхстага. Но были и такие. Среди них – наш земляк, уроженец села Блохино Михаил Иванович Барышников. Его сын Александр Михайлович поделился своими воспоминаниями об отце.

На войну уехал на тракторе

Когда началась война, Александру было 6 лет. Он хорошо помнит, что его отец работал трактористом. И его с МТС  (машинно-тракторной станции)  забрали в Селиксу разгружать военные эшелоны. Тяжёлое было время, с продуктами питания было очень сложно. Новобранцы частенько сидели голодными. 

– Отец  отработал там 3 месяца на тракторе. После этого  его  отправили на фронт  под Москву. Зима была в тот год холодная, и отец обморозил себе ноги, обуви-то не было: кто – в ботинках, кто – в обмотках. Спустили отмороженных и больных солдатиков в метро, где был оборудован госпиталь, в то время фашисты уже бомбили Москву. Отец там пролежал какое-то время, их там подлечили.  Познакомился  он за  это время со старшим  лейтенантом, москвичом, которой после выписки несколько человек привёл к себе домой, накормил, отдал им тёплые вещи, – рассказывает Александр Михайлович. 

Он видел, как горела Волга

А дальше последовала служба в Резерве главного командования (РГКа).

– Если говорить по-простому, эти части бросали туда, где туго, или  где намечается прорыв. Какое-то  время отец ещё воевал под Москвой. Но потом его часть перебросили в самое пекло, – со слезами и дрожью в голосе вспоминает рассказы своего отца Александр Барышников.

Боец Красной Армии  Михаил Барышников попал в Сталинград. 

Огонь фашисты вели шквальный, здесь Михаил получил  ранение в ногу. 

– Обработали рану ему медбратья на месте боя. Посадили на стул, налили спирту, он выпил, начали обрабатывать, сначала не больно было, а  потом как  зажгло! А медбрат держал отца за плечи, чтобы не упал от боли, видимо, пуля прошла навылет. Забинтовали рану и отправили в подвал отлёживаться.  Приносили раненым только воду, еды не было. 

Через три дня в тёмный  подвал зашёл  с фонариком офицер со словами: «Кто может держать оружие, выползайте», и отец  пополз, –  продолжает рассказ Александр Михайлович.

Бои  тогда велись в  районе тракторного завода  за каждый остов дома, за каждый подъезд и этаж. Вот в таком пекле воевал наш земляк.

Видел солдат Барышников, как горела Волга. Это зрелище он запомнил на всю жизнь. После того, как  были подорваны цеха и склады с горюче-смазочными материалами, всё это полилось в реку, и огонь пылал там несколько дней.

– Про дом Павлова отец тоже рассказывал. Мужики после войны спрашивали, почему, мол, павловцы – герои, а ты не герой?  На что отец всегда с улыбкой отвечал: «Мы просто рядовые Победы!»

Дом Павлова был наблюдательным пунктом, для корректировщиков огня. Из-за Волги по их корректировкам вели огонь «Катюши». В пригороде  Сталинграда перед войной  был отстроен завод, фашистов там собралось очень много. С другого берега «Катюша» как ахнула, и  завод, где были  4-этажные кирпичные корпуса, конюшни, наши войска сравняли с землёй. Немцев там погибло много, – говорит Александр Барышников. 

Закончилась Сталинградская эпопея, и отца Александра Барышникова перекинули на Западный фронт.

Приказы не обсуждают

Прошли бойцы Красной Армии  к Варшаве,  которая была сильно укреплена немцами. Поляки готовили восстание и хотели, чтобы Красная Армия поддержала их. 

–  Мой отец вспоминал, что ночью  приехали поляки, и их стали выводить из уже обжитых окопов в тыл, на 12 километров. Было решено, что Варшаву будут брать поляки.  Но уже на второй день отец слышал многочасовую стрельбу, восстание поляков было подавлено.

И опять ночью подъехали машины, всем солдатам раздали формы польского войска. Поначалу все возмутились, но им сказали, что это приказ, и его никто обсуждать не будет, – рассказывает Александр Михайлович.

Войдя в Варшаву, увидели страшную картину:  улицы были  усеяны убитыми восставшими поляками.

До границы с Германией так и шли, молча, в польской форме, и только когда оказались на земле Германии, вновь был приказ – надеть форму бойцов Красной Армии.

«А мы из Пензы»

Пришлось повоевать Михаилу Барышникову на знаменитых Зиеловских высотах. Когда начался штурм Берлина, его вместе с однополчанами перекинули на юг Германии. Там они должны были «встретить» танки, которые рвались на подмогу в Берлин. Ни один танк не сдался без боя.

Несколько дней было это противостояние.

Все уже знали, что подписан Пакт о капитуляции, но воевали.

К Рейхстагу их привели уже после того, как танковую бригаду  уничтожили, и вот там он и увидел надпись «А мы из Пензы».  Понял: земляки тоже здесь побывали. Рядом с ним всю войну не было земляков.

После войны сеял и убирал хлеб

После войны Михаил Иванович  продолжил работать трактористом в родном колхозе. В  поле всю жизнь – то на тракторе, то на комбайне.  Был он хорошим механизатором, за советом  к нему часто обращались, и он никому никогда не отказывал в помощи.  Был передовиком производства, о нём даже в начале 50-х годов писала областная газета, и фотография там была. 

Пройдя всю войну, до конца жизни (а умер Михаил Иванович в возрасте 84 лет) он оставался скромным, добрым и работящим человеком.

Только на праздник 9 Мая он надевал свои награды «За оборону Сталинграда», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина».

Оставить комментарий